aif.ru counter
Елена Панкова 852

Больше не дерись. Как работают службы примирения в школах

Чем занимаются медиаторы в российских школах и есть ли результат от их работы, узнал корреспондент STAV.AIF.RU.

Любой ребёнок может подать медиаторам анонимную записку с данными о том, что в таком-то классе конфликт.
Любой ребёнок может подать медиаторам анонимную записку с данными о том, что в таком-то классе конфликт. © / Фото Надежды Гусевой / АиФ

На днях в соцсети попало очередное пугающее видео с участием подростков. Школьницы из Будённовска жестоко избивали сверстницу, а стоявшие рядом школьники это снимали.

В Кисловодске 14-летний подросток недавно ранил ножом 12-летнего ученика другой школы. Мальчишки давно враждовали, но взрослые, зная об этом застарелом конфликте, делали вид, что ничего серьёзного не происходит. В конце концов старший мальчик напал на младшего с ножом и сильно его поранил. 

Психологи и педагоги констатируют: школы захлестнули конфликты, которые всё чаще перерастают в жестокие драки. Может ли школьная служба медиации решить эту проблему, выяснял STAV.AIF.RU.

Энтузиастов не хватает

«Подростки сильно перегружены, - считает учительница информатики из школы №20 Ставрополя Алина Кравцова. - У них очень много и школьных, и внешкольных занятий. Ребята почти на всех уроках сидят и очень устают. Не всегда в школах учитывают и возрастную психологию, не хотят мириться с гормональными изменениями и их влиянием на подростков. А соцсети - это своего рода отдушина для их агрессии».

Одним из средств предупреждения школьных конфликтов эксперты считают школьную медиацию или, иными словами, школьные службы примирения.

В Ставропольском крае этот общественный институт работает уже пять лет.

«Сейчас почти в каждой школе созданы службы примирения, а в помощь им работают более 600  школьных уполномоченных по правам детей, – рассказывает детский омбудсмен при губернаторе Ставрополья Светлана Адаменко. – Школьным уполномоченным в учебном заведении может быть только взрослый. Как правило, омбудсменов в школах выбирают из учителей, психологов, социальных работников и т.д. А в службу примирения включают как взрослых, так и детей. К сожалению, реальная отдача – пока лишь от 30% служб. Это связано с тем, что далеко не везде есть желающие этим заниматься. Нужно активнее пропагандировать это начинание, вовлекать в эту деятельность детей».

По словам Адаменко, каждый год для представителей таких служб проводят семинары, на которых разбирают реальные школьные конфликты. Появились уже и тьюторы, обучающие основам медиации.

Опыт для волонтёров

В лицее №10 Ставрополя медиаторы работают уже три года. Службу примирения возглавляет учительница истории Олеся Хазова.

«Мне помогают волонтёры – несколько старшеклассниц, – рассказывает Олеся Григорьевна. – Поскольку школа у нас небольшая, о большинстве конфликтов узнаём оперативно. Наша главная задача – убедить учеников в том, что этой службе можно доверять. Думаю, нам удалось этого достичь, поскольку всё чаще дети к нам обращаются сами. Недавно разбирали скандалы в двух седьмых классах. В одном случае повздорили девочки, в другом – мальчики. Трения возникли из-за обидных прозвищ. Если есть необходимость, звоним родителям, но, как правило, достаточно бывает просто бесед с каждой из конфликтующих сторон».

Волонтёров для этой работы привлекают и в других школах Ставрополя.

«Когда в нашей школе предложили на выбор разные направления волонтёрской деятельности, я без сомнений выбрала службу примирения, – говорит 11-классница одной из школ Ставрополя Ангелина Коваленко. – Собираюсь учиться на психолога, и, думаю, этот опыт мне очень пригодится».

По словам Ангелины, она уже участвовала в примирении двух одноклассников. Ссора вспыхнула прямо на уроке, а причиной её стала неудачная шутка одного из юношей по поводу внешности другого. На большой перемене разобрали конфликт с участием школьного уполномоченного и психолога. Мальчишек удалось быстро помирить.

«У нас службу примирения возглавляет президент школы - 10-классница Анастасия Осипова, – рассказывает директор школы №30 г. Михайловска Людмила Петренко. – А входят в неё и взрослые, и дети.

Любой ребёнок может подать медиаторам анонимную записку с данными о том, что в таком-то классе конфликт. И тогда подключаются медиаторы».

По словам Людмилы Ивановны, однажды в службу примирения вызвали двух девятиклассников, которые стали врагами, не «поделив» девушку. После беседы они простили друг друга. Впрочем, пока обращений в службу примирения немного. Ребята предпочитают не выносить сор из избы, самостоятельно разбираться со скандалами в своих классах.              

Помощь станет бизнесом?

У новшества немало и противников.               

«В нашей школе медиаторы работают только на бумаге, – говорит Алина Кравцова. –  Чиновники от образования постоянно требуют от нас отчёты об этой службе, и это раздражает. На самом деле мы, конечно, занимаемся воспитательной работой.

Но нужны ли такие структуры? По моим наблюдениям, с конфликтами, которые вспыхивают между учениками, в состоянии справиться классный руководитель и школьный психолог. Если они, конечно, настоящие профессионалы и работают по призванию. Кстати, в нашей школе именно психолог исполняет обязанности уполномоченного по правам ребёнка и отлично с ними справляется».

«Я – против таких структур, – делится мнением учредитель общественной организации «Родительский комитет» Александр Джамбатов. –  Это вторжение в личную жизнь ребенка и его семью. К тому же, как правило, службы примирения возглавляют учителя. Они и без того очень загружены, а тут ещё и эта обязаловка. Разве их сил хватает на то, чтобы досконально разобраться в той или иной проблеме?

Нам, конечно, преподносят службы примирения как некое благое начинание, призванное помочь детям. Но в ближайшем будущем, думаю, школьная медиация станет бизнесом. Думаю, появятся НКО, которые будут зарабатывать на этом деньги».


Комментарий

Кандидат педагогических наук, руководитель «Движения добровольцев Ставрополья» Валерий Митрофаненко:

«Службы примирения сейчас в основном внедряют сверху, с подачи чиновников от образования.

Ведь школьная медиация – это одно из приоритетных направлений Национальной стратегии действий в интересах детей на  2017­2022 гг., вот чиновники и выполняют спущенные из Москвы распоряжения.

Но, поскольку службы примирения нередко комплектуют из завучей и учителей, доверия к ним у подростков мало.

Наши школы – учреждения закрытые. С большой опаской там относятся к людям «с улицы»,  в том числе к независимым волонтёрам из разных общественных организаций, стремящимся помочь подросткам. 

Происходит это потому, что в школах на первом месте – отчётность, а общественники, которые не против  поработать в службах медиации, могут вынести сор из избы и эту отчётность испортить.

Между тем опыт показывает, что именно службы примирения, созданные по инициативе низов, имеют успех. В частности,  в школе №1 аула Псыж КЧР недавно  заработала служба медиации, созданная по нашему предложению. Нам удалось найти общий язык с директором этой школы. Теперь там работают наши волонтёры». 


А как у них

Как рассказала «АиФ-­СК» волонтёр из Ингушетии Лида Цокиева, в школах РИ, Чечни, Кабардино­Балкарии и Дагестана в последнее время внедряют проект по медиации «Вместе», инициатором которого стал фонд «Генезис».

Фонд получил на эти цели президентский грант.

Волонтёры четырёх республик постоянно обмениваются опытом.

Для профилактики школьных конфликтов они  время от времени проводят в школах своих республик практические занятия с участием психологов, социальных работников, педагогов.

Один из самых эффективных способов предупреждения ссор и драк – ролевая игра. Ребята придумывают сценарий  и  разыгрывают спектакль, посвящённый той или  иной проблеме.

«Многие после спектакля говорят, что со стороны увидели себя и своих одноклассников и поняли, как теперь вести себя в таких ситуациях, чтобы не допустить ссоры», – говорит Цокиева.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как не оплачивать вывоз мусора за члена семьи, который живёт за границей
  2. Стоит ли жителям многоэтажек брать кредит на капитальный ремонт?
  3. Лишили ли прав родителей, которые накопили горы мусора в квартире?
Нужно ли бороться с серым рынком аренды жилья?