Елена Панкова 0 541

Буденновск не забыт. 20 лет прошло со дня нападения террористов на город

Статья из газеты: АиФ-СК №25 17/06/2015

Памятник погибшим миллиционерам в день страшной годовщины утопал в цветах.

Елена Панкова / АиФ

14 июня 2015-го. Будённовск отметил 20-летие со дня одного из самых кровавых терактов в истории человечества.

Рации не работали

«Двух  сыновей   Басаев убил. Было три сына, остался один». Пенсионерка  Нина  Давыденко кладёт  красные гвоздики к памятнику 18-ти погибшим милиционерам и сквозь слёзы вспоминает:

«Один сын, Юра, работал в милиции. Он 14 июня ехал с работы  на обед. Но когда услышал, что на его  РОВД напали бандиты, вернулся назад. Второй, Федя, инкассатором был. Его в заложники взяли…»

Больше говорить баба Нина не может: слёзы душат.

Вдовы, матери погибших в расцвете сил сыновей, родственники, просто  горожане. Много чёрных косынок и платков, как тогда, после освобождения города, в  июньские дни 95-го. Траурный митинг у памятника погибшим милиционерам - у стён того самого расстрелянного РОВД. Возложение венков и цветов, скорбные речи.

Много людей у стен  больницы, где держали заложников. Крестный ход. Врачи, священники, спецназовцы, казаки, местные  жители… И бесконечные воспоминания.

«14-го я, тогда старшая медсестра местного отделения кождиспансера, приехала в будённовскую  районную больницу за зарплатой для сотрудников. Когда узнала, какой там творится кошмар, первой мыслью было – сберечь деньги, - рассказывает Валентина ТРУШКОВА. -  Двое суток я и ещё несколько человек скрывались в диспетчерской. У нас был телефон, и мы этим пользовались -  звонили  в краевой Белый дом, докладывали об обстановке. Газопровод бандиты перебили, так мы всех чиновников  на уши подняли, чтобы люди не отравились газом.  А потом нас басаевцы обнаружили и взяли в заложники. Мы и не надеялись, что выживем. Спасибо «Альфе», ребята нас спасли. Низкий им поклон! Им было очень тяжело.  У них ведь даже карты больницы не было! Рации не работали. Разве так можно воевать?! А властям до нас дела никакого не было, президент тогда в Канаду укатил. Если бы не ребята, сколько ещё полегло бы, страшно подумать...  Но о себе как-то даже и не думалось, больше я за мешок с деньгами переживала.  На случай, если вдруг меня убьют,  раздала указания, где искать эти  деньги…»

Валентина Николаевна и её подруга  Любовь Сергеевна, работавшая в те годы  в гараже больницы и отметившая 16 июня 95-го своё 48-летие,    устраивают для меня  небольшую экскурсию.

«Вот в это здание они всех заложников сгоняли, там же многих расстреляли, - показывают на травматологическое отделение».

О трагедии здесь  сейчас напоминает дыра в стене, которую специально сохранили.

Теперь это стена скорби, возле которой – иконы и цветы…

Не прослужил и дня

У больницы застаю группу очевидцев тех кровавых событий, которые делятся воспоминаниями.  О том,  как басаевцы демонстративно   расстреляли ни в чём не повинных детей:  двух мальчишек, которые пришли навестить больную маму. О том, как в те шесть трагических дней боялись выходить из дому, потому что из-за любого  угла могли  подстрелить, и сидели голодными. О том, как женщине, которая рожала фактически под пулями, прямо во время родов оторвало  руку. 

«Я жила возле здания РОВД, - рассказывает Наталья ПАВЛЕНКО. – Помню, как переодевали милиционеров в штатское. Ведь всех, кто в форме, басаевцы сразу расстреливали».

Сергея Харченко убили в первый день его службы.

«Он только из армии тогда  пришёл, хотел в милиции служить…» – рассказывает его тётя.

Сергей был единственным сыном. Мать с горя уехала из родного города в Петербург к родным.

Муж Галины Загородниковой был инспектором ГАИ. 14 июня проводил техосмотр автомобилей.

«Он без оружия был, как и его сослуживцы. Хотел прорваться в РОВД, чтобы отбивать его от  боевиков. Смог товарища собой закрыть, а сам получил смертельное ранение. Пять дней  после этого умирал… «

Лечили под пулями

Один из героев тех событий - Пётр Костюченко, который был тогда заместителем главврача и принял на себя главный удар.

«Работали… - пожимает он плечами. – Делали всё, что от нас зависело».

О том, сколько жизней он спас под угрозой собственной гибели, молчит.

Спецназовцы из «Альфы», приехавшие возложить цветы к  мемориальной табличке погибшего сослуживца, тоже немногословны, но по другой причине: они до сих пор в строю, поэтому просто не имеют права на такие откровения.

14 июня  память о 125 погибших почтили минутой молчания. Но  траурные мероприятия, которые прошли в Будённовске, признаться, оставили горький осадок. Времени на посещение города чёрных платков  не нашли  ни губернатор Ставрополья, ни глава Чечни, ни другие лидеры Северного Кавказа. Не говоря уже о федеральных чиновниках. А ведь после Будённовска были Дубровка, Беслан и ещё множество не таких масштабных, но не менее трагичных терактов…

Комментарий
Сергей Попов, политолог, руководитель общественного движения «РЕКА» (Ставрополь):

«Будённовский теракт, без сомнения, стал самым крупным в истории России. Я был в больнице тогда в качестве переговорщика (возглавлял комитет по делам национальностей и казачества администрации края), видел ситуацию изнутри, поэтому могу сказать с уверенностью, что в той или иной мере от того теракта пострадали свыше двух тысяч человек. Тот факт, что погибших оказалось не так много, как могло быть, ­ заслуга, на мой взгляд, прежде всего врачей, которые в те дни продолжали лечить и спасать людей, и спецназовцев. Крайне неприятно, что докторов даже в честь юбилея не удосужились наградить почётными грамотами. Печалит и то, что до сих пор нет глубокого анализа этой трагедии. Гарантии того, что подобное не повторится, никто дать не может. Опасения мои связаны и с ИГИЛом, и с ситуацией, сложившейся на Северном Кавказе. Да, на первый взгляд, всё спокойно. Но в Чечне, Ингушетии, других республиках округа продолжается выдавливание русских. И ещё. Все эти годы я хранил письмо заложников президенту страны. Люди просили в нём выполнить требования Басаева и остановить войну в Чечне. Её в итоге прекратили, но какой ценой! Будённовская трагедия изменила ход истории на Ставрополье. После теракта лишился поста Евгений Кузнецов, глава администрации края. Он был эффективным менеджером и мог принести немало пользы краю».

Кстати

Как сообщил официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин, двум уроженцам Чечни предъявлено обвинение в нападении на жителей Будённовска в 1995 г.

Это Рамзан Белялов и Магомед Маздаев.

Около 19 лет боевикам удавалось скрываться от правоохранительных органов, но в декабре 2014 года в Волгоградской области был задержан Магомед Маздаев, а 2 июня этого года в Чечне задержали Рамзана Белялова.

Оба боевика заключены под стражу на  год.

Причастность обвиняемых к событиям 1995 года подтверждается показаниями свидетелей.

Кстати,  в федеральном розыске до сих пор ­ 23 басаевца. Большинству из них удалось получить поддельные паспорта, поэтому поиски затруднены.

Басаева и ещё 29 боевиков уничтожили, ещё 30 задержали в «нулевые» годы.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Можно ли сжигать опавшую листву?
  2. Как будут выращивать безвирусные саженцы яблонь на Ставрополье?
  3. Правда ли, что во Владикавказе школам передали электронные планшеты?