aif.ru counter

«Любая эпоха - часть нашего прошлого». Историк – о правде и мифотворчестве

В стране всё чаще слышатся ностальгические голоса. Одни хотят в СССР, другие – в имперскую Россию. Что и те, и другие упускают из виду, STAV.AIF.RU рассказал руководитель дискуссионного клуба любителей истории «Реки Времён» ПГУ Константин Каспарян.

Активисты клуба участвовали в иисторической фотосессии «Великая Отечественная война в лицах».
Активисты клуба участвовали в иисторической фотосессии «Великая Отечественная война в лицах». © / Константин Каспарян / Из личного архива

От идеализации к демонизации и обратно

Светлана Болотникова, «АиФ-СК»: В вашем клубе обсуждаются самые спорные вопросы истории. Недавно дискутировали о перестройке в СССР. Удалось прийти к единому мнению? Она принесла пользу или вред?

Досье
Константин Каспарян. Родился в Пятигорске в 1979 году. Кандидат исторических наук, доцент Пятигорского госуниверситета. Имеет около 50 научных публикаций по истории России, Китая, Древнего мира, Средних веков.

Константин Каспарян: Вред, за небольшими исключениями. Положительным аспектом старшее поколение назвало появившуюся тогда госприёмку продукции, которая способствовала повышению качества товаров. Но она просуществовала недолго. Но в целом перестройка привела к развалу страны.

– Есть люди, которые считают, что без горбачёвских перемен невозможно было обойтись. Иначе, в частности, нельзя было избавиться от воровства на предприятиях.

– Это сделали слишком поздно. Всё уже шло к развалу. При Сталине не было ни такого массового воровства, ни потолка зарплат на производстве. Ограничения по оплате труда ввёл Хрущёв. Он же конфисковал подсобные хозяйства и возобновил критику в адрес религии. Горбачёв пожинал плоды правления своих предшественников.

Хрущёвскую «оттепель» любят деятели культуры, писатели, журналисты, потому что вернулась свобода творчества. Историки же считают, что при Хрущёве партийная элита начала богатеть, а народу стали платить просто за то, что он вообще работает. Экономический план превратился в показуху. Представьте: мой отец в 70-е годы работал в Баку, и его предприятие распиливало на металлолом нефтеперегонные трубы, чтобы выполнить план по сдаче металла.

– Одно из заседаний клуба вы посвятили октябрьским событиям 1993 года. Как историки их трактуют?

– Большинство признаёт действия Ельцина по разгону Верховного Совета антиконституционными. Я бы назвал это олигархическим переворотом. Депутаты тоже хотели сохранить свою власть, но не решились на жестокость, в отличие от Ельцина.

– В 90-е годы развенчивали советское мифотворчество. Добрый дедушка Ленин превращался в немецкого агента, а Сталина ставили на одну доску с Гитлером из-за пакта 1939 году о разделе сфер интересов в Восточной Европе. Сейчас маятник истории качнулся в другую сторону?

–Можно сказать и так, но это естественный протест на вакханалию 90-х годов, когда на советскую власть лились ушаты откровенного вранья. На либеральном радиоканале однажды договорились до того, что в СССР репрессировали полтора миллиарда человек!

Враги или герои?

– В прошлом году мы отметили 100-летие революции в России. Её теперь многие называют переворотом. А какова академическая версия?

– Революция – это радикальный слом. Он произошёл в 1917 году дважды. В феврале, когда был создан псевдореспубликанский строй, и в октябре, когда началась национализация собственности, отказ от некоторых принципов управления. Конечно, отношение к революции людей из разных социальных слоёв может быть кардинально противоположным.

 – На Юге России потомки казаков помнят, как после революции раскулачивали и расказачивали их дедов, и сочувствуют белым в Гражданской войне.

– Зажиточному казаку советская власть была совершенно не нужна, и об этом хорошо сказал Григорий Мелехов в «Тихом Доне» Михаила Шолохова.  Бесспорно, казачество покрыло себя славой в войнах за Россию. Но оно охраняло тот строй, при котором другие сословия жили очень плохо. Рядом с казаками – «иногородние» русские, к которым казаки зачастую относились как к холопам. Казачий надел превосходил надел крестьянина в 10-15 раз.

К слову, не все казаки были противниками советской власти. Филипп Миронов и Семён Будённый, командующие красными кавалерийскими частями, вышли из бедной части казачества.

И не всегда раскол проходил по признаку «богатый-бедный», как это упрощённо трактовали в советские годы. Под красными знамёнами сражались дворяне, такие как генерал Алексей Брусилов. А Ижевская дивизия Белого движения, напротив, состояла из рабочих.

Некоторые думают, что все горцы были за красных. Нет, в Белой армии были кавказские аристократы, например Магомет-Гирей Крымшамхалов.

– Часть белых офицеров, казаков воспринимала Вторую мировую войну как возможность отомстить большевикам и вернуть святую матушку – Русь. Как вы относитесь к коллаборационистам, воевавшим за Гитлера?

– Я считаю, им нет оправдания. Во время Отечественной войны 1812 года крепостные жили очень плохо, но не восстали против царя. А в 1941 году многие деятели русской эмиграции выступили в поддержку СССР, в том числе идеолог Белого движения Павел Милюков, бывший премьер-министр Александр Керенский, генерал Антон Деникин, который создал фонд помощи Советскому Союзу и передал ему все свои средства.

Невозможно понять философа Ивана Ильина, писателя Ивана Бунина, которые радовались нападению Германии на Россию. Казаки, которые пошли служить фашистам, вырезали в Югославии сербские сёла. Донской атаман Пётр Краснов, служивший в немецких войсках, в 1941 году отделил себя от России, заявив: «Казак! Помни, что ты не русский». По сути, он был сепаратистом. Неудивительно, что многие представители общественности подписали письмо против памятника, который ему хотели установить на Дону. Он тем не менее появился, но уже без фамилии. А вот против перезахоронения праха Антона Деникина я бы не возражал, в отличие от своих товарищей из общественного движения «Суть времени».

– Представители этого движения постоянно участвуют в заседаниях вашего клуба. Тимур Боровков недавно протестовал и против памятника Александру Солженицыну в Кисловодске, потому что тот, по его словам, помогал развалить СССР.

– Не надо переоценивать влияние писателей. В России есть порочная практика смотреть в прошлое с точки зрения художественной литературы. Лев Толстой жёстко критиковал Российскую империю, но не из-за него же произошла революция. На мой взгляд, Солженицын действительно фальсифицировал историю, потому что не мог знать то, о чём написал. Его никто не допустил бы в архивы.  Ведь не мог же он подсчитать число репрессированных, пока сидел в лагере.

– Но вы же не отрицаете репрессий интеллигенции в 1937 году?

– Творческая интеллигенция в тот период редко страдала за свои произведения. Мандельштам, например, сидел не за стихи, а за связь с Троцким. Всего с 1922 по 1954 год к расстрелу приговорили 600 тысяч человек, в том числе убийц, насильников, бандеровцев, власовцев, сторонников Краснова. Безусловно, невиновные среди них были. Но кто осуждает царя Алексея Михайловича за подавление восстания Разина, когда в Арзамасе повесили 11 тысяч повстанцев? Николай II устроил Ленский расстрел, Кровавое воскресенье.

А 1937 год превратили в жупел в 90-е годы деятели культуры. Люди им верят, как верят в то, что Моцарта отравил Сальери, потому что так написал Пушкин. Я призываю не полагаться всецело на мнение творческих людей, потому что они знают не больше обычного человека, если только сами не были очевидцами.

Не «что?», «где?», «когда?», а «почему?»

– В Пятигорске собираются строить мультимедийный музей «Россия – моя история». Такой уже работает в Ставрополе. Нужны ли вообще такие музеи, в которых только компьютерная графика и светящиеся иллюстрации?

– Наши студенты удивлялись отсутствию старинных вещей, но, безусловно, подобные музеи полезны.

– Но роль церкви в истории страны здесь кажется преувеличенной.

– Церковь играла и играет важную роль в духовном просвещении России, но она не должна подменять собой государство и навязывать свою точку зрения на историю. А то у нас самым почитаемым правителем окажется Александр Невский, а не, скажем, Пётр Первый. Отрадно, что президент принял решение в 2022 году отметить 350-летие со дня рождения Петра Великого, несмотря на то, что деятельность этого императора вызывает недовольство РПЦ, потому что он отменил патриаршество.

– Как нужно преподавать историю в школах и вузах, если она сильно зависит от интерпретаций? И можно ли её вообще считать наукой?

– Учитель должен вызывать детей на дискуссию и учить анализировать. История, конечно, наука, и её главный вопрос, не «что?», «где?», «когда?», а «почему?». Наполеон отчасти был прав, когда говорил, что история – продажная женщина, угождающая тому, кто её содержит. Но в любой самой ангажированной исторической книге можно найти зерно истины. Задача историка – выяснять и объяснять. И учить детей, что любая эпоха и каждая значимая личность - часть нашего общего прошлого.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Будет ли на Северном Кавказе новый выходной день?
  2. Где в Ставрополе многодетным выплачивают компенсации за школьную форму?
  3. Кто рисовал вайнахские граффити на стенах зданий в Грозном?
Нужно ли бороться с серым рынком аренды жилья?