Дачники останутся без дач? Садовод о прошлом и будущем загородных участков

Заканчивается последний дачный сезон. С первого января дач не будет: закон упраздняет такое понятие. Подробнее – в интервью STAV.AIF.RU с экс-председателем ставропольского Союза садоводов Анатолием Блинниковым, возглавляющим дачное товарищество.

Продукты подорожали – люди потянулись на дачи.
Продукты подорожали – люди потянулись на дачи. © / Александр Фирсов / АиФ

Во саду ли? В огороде?

Светлана Болотникова, «АиФ-СК»: Анатолий Михайлович, с 2019 года вступает в силу новый закон, который упраздняет понятие «дача». Что это меняет?

Анатолий Блинников: Будут садоводческие (СНТ) и огороднические (ОНТ) некоммерческие товарищества. Все остальные организационно-правовые формы существования дачных посёлков исчезнут.  Садоводческими будут товарищества собственников недвижимости. Для них «дачная амнистия», то есть возможность зарегистрировать постройки на загородном участке, продлевается. Соблюдая Градостроительный кодекс, там можно строить жилые дома. Огородники не имеют на это права, они могут ставить только хозпостройки.

– Если построен дом, придётся сносить?

– Чтобы этого не делать, в уставе ОНТ нужно прописать, что на всё, возведённое до 2019 года, новый закон не распространяется. Закон также позволяет перевести огородническое товарищество в садоводческое, но местные администрации обычно этому препятствуют.

– Дачников пугают, что если они не зарегистрируют право собственности на участок или дом, то могут его лишиться.

– Садовод имеет право не межевать и не оформлять в собственность свой участок и дачный дом. Налоги при этом он не платит. Но если человек захочет продать свою собственность, он не сможет оформить сделку, пока не поставит участок на кадастровый учёт. Если он регистрирует право собственности на жилой дачный дом, он начинает платить налоги.

Для огородников срок оформления земли ограничили десятью годами.

– Жить по новому закону будет легче?

– С одной стороны, закон убрал старые противоречия, с другой – создал новые трудности. Мне не нравится, что теперь участвовать в собрании товарищества и быть избранным председателем может любой человек, по принципу управляющей компании. Боюсь, что придут люди, которые захотят нажиться на садоводах. В Санкт-Петербурге уже были такие случаи,  когда нанятые председатели требовали зарплату в 100 тысяч рублей. У председателя будет единоличная ответственность. Правления не будет. Упраздняется институт уполномоченных. Зато появляется право провести заочное голосование. Но для этого за месяц до собрания нужно уведомить людей, какие вопросы будут рассматриваться. Думаю, это позволит опротестовывать решения собраний, придираясь к срокам уведомления.

Заплатят все

– Садоводов и огородников обязывают переходить на безналичный расчёт. Вы готовы?

– В этом нет необходимости, потому что Гражданский кодекс позволяет платить наличными, если речь идёт не о коммерческой деятельности. Поэтому мы будем пользоваться тем способом оплаты, который будет необходим в конкретной ситуации. Вот представьте: мне на два часа нужен грейдер или трактор, разрыть землю при аварии на водопроводе, к примеру. Если я сразу не рассчитаюсь за работу, никто за неё просто не возьмётся.

– Закон обяжет платить за содержание общего имущества и тех, кто не состоит в товариществе, но пользуется этими благами. У вас есть такие «индивидуалы»?

– Они появились после того, как мы приняли решение поменять водопровод в нашем товариществе. Старый прослужил 20 лет, он лежал на поверхности, и трубу разъела коррозия. Одновременно нужно было менять главный водопровод, по которому получают воду все дачи Ташлянской долины. На садоводов-пенсионеров легла большая финансовая нагрузка. Нашему товариществу нужно было собрать около пяти миллионов рублей. Я заранее подал исковые заявления в суды на тех людей, которые по 25 лет состоят в нашем товариществе и ничего не платят. Четыре человека обиделись и вышли из товарищества. Но с 1 января они всё равно должны будут платить за общие коммуникации. Кроме того, по Налоговому кодексу от налогообложения освобождаются только членские и целевые взносы, а «индивидуалы» должны будут заключать с товариществом договор. Поэтому им придётся платить больше, чтобы покрыть шестипроцентный налог.

– А водных скважин у вас нет?

– Нет,  нам не удалось под землёй найти запасы воды. В других товариществах есть скважины, но правила их эксплуатации не изменятся. Бурить можно без всяких лицензий, платить за воду не надо.  Содержи скважину, соблюдай санитарные нормы и пользуйся. Ограничение только одно: качать не более 100 кубов воды в день. Это много. Даже наше крупное товарищество, в котором около 700 участков, столько не потребляет.

– В последнее время появились страшилки, что теперь дачников будут штрафовать за непатентованный семенной материал, неправильно установленные туалеты, за срубленные деревья, сжигание мусора. Что из этого правда, а что нет?

– Что выращивать на участке, решаю я сам. Я это делаю для себя, а продаю в небольшом количестве только излишки. Дерево на своём участке я имею право срубить, за забором - нет.  Для строительства туалетов есть санитарные нормы, которые всегда нужно выполнять. Обычно их строят по договорённости с соседями. Мусор в тех товариществах, где много постоянно проживающих людей, уже собирают в контейнеры, которые вывозит региональный оператор. У нас таких всего пять человек, поэтому мы обязываем их вывозить мусор самостоятельно.

Со своей картошкой

– А загородные домики в перспективе не исчезнут? Много горожан, желающих заниматься землёй?

 – Когда я был председателем краевого Союза садоводов, я смог найти представителей только 197 из 280 зарегистрированных садоводческих объединений. Некоторые из них провели межевание, но землю не обрабатывают, и власти пытаются её изъять. Люди не думали, что это такое тяжёлое ярмо, ведь земля сельхозназначения, и использовать её для других целей нельзя.

– Молодые дачники появляются?

– Да, с ростом цен на продукты их стало больше. С молодыми, кстати, намного легче решать финансовые вопросы. Они готовы платить и за водопровод, и за дороги. Хотя необрабатываемых участков у нас всё ещё полно. В районах края ситуация ещё хуже. Там и потребность в дачах меньше, и администрации беспредельничают: забирают землю, не дают регистрировать коллективно-долевую собственность, меняют назначение земли, чтобы отдать под застройку.

В 70-е годы дач на Ставрополье вообще не было. Частная собственность не вписывалась в принципы социализма. Между тем край испытывал дефицит картофеля. Каждый год его завозили из других регионов страны. Как только в 80-х лучшим работникам раздали первые «премиальные» дачи, все сразу бросились выращивать картошку, и проблемы не стало. Дачи, наверное, были одним из первых шагов к капитализму. В совхозном саду сколько бы ни выросло груш да яблок, каждый год урожай был одинаково низким, потому что всё растаскивали. А вот на дачах люди чувствовали себя хозяевами и работали на совесть. Летом садовые деревья увешаны фруктами, грядки без единого сорняка, красота.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как наказывают браконьеров в СКФО?
  2. Предусмотрены ли компенсации на детей, получающих семейное образование?
  3. Почему подорожал проезд в автобусах и маршрутках в Чечне?

Должны ли уроки национальных языков в республиках СКФО быть обязательными?