aif.ru counter

Любовь против правил. Истории смешанных браков, заключенных на Кавказе

На Кавказе все этносы трепетно относятся к сохранению своих корней. Родители хотят, чтобы дети заключали браки с представителями своего народа. Но когда приходит любовь, правила отступают. Истории интернациональных семей – в материале STAV.AIF.RU.

Представители смешанных семей считают, что в семье главное – взаимопонимание.
Представители смешанных семей считают, что в семье главное – взаимопонимание. © / pixabay.com

Трижды похищенная

Практика в зарагижской школе изменила всю жизнь будущей учительницы русского языка и литературы Светланы Тулашевой. Впрочем, тогда она ещё не носила эту кабардинскую фамилию. Юной девушкой приехала в КБР из Азербайджана и поступила учиться на филологический факультет университета. Среди новых знакомых первокурсницы оказался и студент-выпускник Валера. Знакомство было очень недолгим. Получив диплом, он уехал в родное село.

На четвёртом курсе Светлану послали на практику в одну из школ Зарагижа (КБР). На вечере, посвящённом Дню учителя, ей представили главного зоотехника колхоза. Им оказался Валерий.

После пятого курса девушке предложили на выбор два направления в разные районы. Светлана снова выбрала Зарагиж. И через два месяца вышла замуж.

«Валера трижды пытался меня похитить. Два раза мне удалось убежать, а на третий раз он подготовился очень тщательно, – вспоминает она. – Я была против, так как хотела, чтобы мои родители были на свадьбе. Но жених был уверен, что отец мой не даст согласия из-за жёстких азербайджанских обычаев. Поэтому свадьбу сыграли без моих родственников. Мне оставалось только смириться и извиниться перед ними».

Мама простила Светлану, когда у той родилась дочь. Но отец был непреклонен. Через некоторое время он тяжело заболел. И мама Светланы решилась на отчаянный шаг: приехала в КБР и забрала дочь и внучку в Баку.

«Я отказывалась ехать. Но мама пригрозила броситься под машину, и я сдалась», – Светлана до сих пор не может справиться с волнением, вспоминая этот день.

Год и два месяца она прожила в Баку. Родители нашли ей работу на кафедре русского языка в сельскохозяйственном институте. Но она не оставляла надежды вернуться в Зарагиж. И помог этому удивительный случай.

«Однажды вечером мы по телевизору смотрели концерт. А у Валерия очень красивый голос, он поёт и играет на бас-гитаре. У дочки, когда она увидела на экране похожего на её отца артиста,  возникли какие-то ассоциации, и она закричала: «Дедушка, дедушка, вот мой папа! Ты говорил, что он умер, а он живой!».

Детские слова тронули сердца родителей Светланы. Они послали Валерию телеграмму, устроили ему пышную встречу. Счастливая воссоединившаяся семья отбыла в Зарагиж, где у Светланы и Валерия вскоре родился сын.

Путь к семейному счастью у Тулашевых был непростым.
Путь к семейному счастью у Тулашевых был непростым. Фото: Из личного архива семьи Тулашевых

«С тех пор прошёл уже 41 год,  я до сих пор работаю в зарагижской школе. Ни разу не пожалела, что связала свою судьбу с кабардинцем и живу среди представителей этого народа, говорит Светлана Медовна. – Их боль – моя боль. Их радость – моя радость. Я почитаю и соблюдаю их обычаи и обряды. Хорошо говорю по-кабардински. Дочка вышла замуж за кабардинца. У сына была жена – кабардинка. К сожалению, она умерла, и сейчас мы воспитываем их дочку – нашу внучку Лилечку».

Дети выбрали русский

Интернациональной семье Ахкубековых 15 лет, и за это время Алим и Альбина ни разу не ссорились. Он – балкарец, она – дочь татарина и кабардинки. Он работает в компании связи. Она – завхоз детского сада.

«Это судьба, и я очень рад, что она так сложилась, – говорит Алим. – Мы оба жили здесь, в Зарагиже. Знали друг друга. Когда решили пожениться,  я познакомил Альбину со своими родственниками. Она всем очень понравилась. Теперь у нас крепкая семья, трое детей, которых нам нужно поставить на ноги и направить на верный путь».

Алим считает, что встречу с Альбиной ему подарила судьба.
Алим считает, что встречу с Альбиной ему подарила судьба. Фото: Из личного архива семьи Ахкубековых

Между собой муж и жена общаются на кабардинском, поскольку оба хорошо знают этот язык. А вот с детьми они чаще говорили на русском, и молодое поколение в семье стало русскоязычным.

Балкарский и кабардинский они понимают, но разговорной речью не владеют.

«На балкарском с ними общаются бабушка и тётя, – уточняет глава семьи. – Пока они были маленькими, я рассказывал им балкарские легенды, которые слышал в детстве сам: о смелом Ачемезе, мстившем за смерть своего отца, о злых эмегенах (великаны из балкарских сказок. – Прим. Ред.), не пускавших наших предков к реке за водой. Сын иногда называет себя балкарцем, но вообще мы не поднимаем в семье межнациональные вопросы. Ведь главное, чтобы было взаимопонимание. Если интересы супругов совпадают, жить очень легко. Нас с Альбиной это окрыляет».

«На другого я бы и не посмотрела»

Лидия Жантудуева родилась в семье балкарцев и в пятилетнем возрасте оказалась в депортации. В 1957 году, окончив 10 классов школы, вернулась на родину и поступила в только что открывшийся в Нальчике университет. С будущим мужем, кабардинцем Мухарби Темиркановым, который учился курсом младше, она познакомилась, участвуя в художественной самодеятельности. Он рисовал, а Лидия помогала ему.

Между молодыми людьми вспыхнуло чувство. Влюблённые встречались четыре года. Родители девушки, вернувшись из депортации, приняли жениха всей душой. А вот его кабардинская  родня относилась к предстоящему браку настороженно.

«Но в итоге отец Мухарби – он был человеком передовых взглядов – стукнул кулаком по столу и заявил: «Будь она хоть цыганка, если сын хочет жениться,  никаких запретов быть не может», – вспоминает Лидия Магомедовна.

Окончив университет, девушка поехала работать учителем русского языка и литературы в балкарское село Гунделен (Кёнделен). Через несколько месяцев молодые инсценировали кражу невесты, а потом сыграли свадьбу. Со своим мужем Лидия всю жизнь говорила только на русском языке.

Мухарби после университета отслужил в армии, два года поработал учителем, а затем его направили в райком партии, и он много лет возглавлял отдел агитации и пропаганды. Когда распался Советский Союз, принял это близко к сердцу, тяжело заболел и ушёл на пенсию. 10 лет назад его не стало. Лидия Магомедовна потеряла не только мужа, но и единомышленника.

Лидия и Мухарби построили крепкую семью.
Лидия и Мухарби построили крепкую семью. Фото: Из личного архива семьи Жантудуевых

«Наша семья строилась на демократических принципах. Мы не придавали значения национальности. Мой муж был интеллигентный, грамотный, умный, на другого я бы и не посмотрела, – уверена она. – Мы друг друга как книгу читали. Даже мыслили одинаково».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда на Ставрополье начнут брать налог с замозанятых граждан?
  2. Правда ли, что православный крестик, подобранный на улице, нельзя носить?
  3. Как накажут ставропольских школьниц, избивших ровесницу на камеру?