aif.ru counter
Елена Панкова 0 143

Не лечат, а калечат. На Ставрополье ущемляют права тяжелобольных детей

Уполномоченный по правам ребёнка в Ставропольском крае Светлана Адаменко подписала соглашение о сотрудничестве с Главным бюро медико-социальной экспертизы по Ставрополью.

Honza Soukup / Flickr.com

Докажите!  

«Только в прошлом году к детскому омбудсмену края поступило более 20 обращений от родителей несовершеннолетних инвалидов, - сообщили в краевом правительстве. – Они жаловались на проблемы при освидетельствовании ребят на инвалидность, отсутствии в ряде случаев качественной медико-социальной экспертизы. Новое соглашение призвано им помочь».   

По данным Пенсионного фонда России, сейчас в крае проживают 10,8 тысяч детей-инвалидов, причём полторы тысячи ребят получили этот печальный статус впервые в этом году.

А по данным общественников, немало и детей, которым в инвалидности необоснованно отказывают.

«Из-за изменений в федеральном законодательстве инвалидность тяжелобольному ребёнку «выбить» теперь гораздо сложнее, - говорит руководитель краевой общественной организации инвалидов «Вольница» Анна Ковалева. – Малышу без руки отказали в инвалидности только потому, что у него… есть вторая рука! Есть дети, которые плохо ходят из-за врождённых заболеваний. Но врачи не считают их инвалидами. А нет этого статуса - нет ни пенсии, ни средств реабилитации».

Если же и дают инвалидность, то зачастую присваивают не ту степень. Всего степеней инвалидности три. Третья – самая тяжёлая. Но детям, которым нужна именно она, подчас дают вторую или даже первую. Как можно в этом случае рассчитывать на эффективное лечение?!

Слепой, но не инвалид

Ольга – бывшая беженка из Донбасса. Её дочери Софии 5 лет.

Кстати
На Ставрополье, по данным Пенсионного фонда России, уровень первичной инвалидности детей до 18 лет ниже, чем в среднем в округе, на 14,8. Самый высокий уровень первичной инвалидности на Северном Кавказе зарегистрирован в Чечне (83,6), самый низкий – в Северной Осетии (26,1).
«Дочери дали инвалидность, когда ей было всего несколько месяцев, - рассказывает Ольга. – У Софии – опухоль головного мозга, которую частично удалили в полтора года. Но, став гражданкой России, дочь инвалидность потеряла. Соня – активный ребёнок, у неё сохранён интеллект, она посещает детский сад. Но при этом страдает от сильных болей, приступов. Раз в полгода мы ездим в Петербург, врачи наблюдают за опухолью. Эти поездки влетают в копеечку! Ведь пенсию на дочь я не получаю. Кстати, в детском саду, который посещает Соня, есть слепой мальчик. Но инвалидом его не признают».   

У дочери Марины Шары из Ставрополя Сабины – ДЦП. Девочке восемь лет, и все эти годы мама активно её лечит. В сентябре Сабина собирается в первый класс коррекционной школы.

Но полученное на днях заключение краевой медико-социальной экспертизы шокировало Марину.

«Нас полностью лишили средств реабилитации и присвоили дочери первую степень инвалидности! – возмущается мама. – И как после этого рассчитывать на коррекционную школу? Идти в общеобразовательную? Но моя дочь не сможет там учиться! То, что её лишили ортопедической обуви и других средств реабилитации, - вопиющее безобразие! Малышка очень плохо ходит. Получается, наше государство поддерживает только тех родителей, которые о своих детях-инвалидах не заботятся, не пытаются их реабилитировать?»

Семья Шары обратилась с жалобой к краевому детскому омбудсмену Светлане Адаменко.    

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Сколько стоят бионические протезы?
  2. Как наказать соседа за парковку у подъезда?
  3. Кто должен предоставить льготникам цифровую приставку для телевизора?