Марина Тимченко 0 7835

«Вы играете с огнём». Как аул на Ставрополье превратился в гнездо радикалов

Глава сельсовета, примерный семьянин – так можно было охарактеризовать Мухарема Орозбаева ещё два года назад. Радикал, пособник террористов, экстремист – так о нём говорят сейчас. Почему – выяснял STAV.AIF.RU.

Почему успешный глава сельсовета стал приверженцем радикальных идей – вопрос.
Почему успешный глава сельсовета стал приверженцем радикальных идей – вопрос. © / Пресс-служба администрации Кучерлинского сельсовета

Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор бывшему главе Кучерлинского сельсовета. Его признали виновным в вербовке боевиков.

Что за фасадом?

Кучерлинский сельсовет – в Туркменском районе Ставропольского края. Объединяет три населённых пункта – село Кучерлу, посёлок Троицкий и аул Шарахалсун. Мухарем Орозбаев – из Шарахалсуна. Родился в многодетной семье. Отучился на юриста, занялся предпринимательством. До того как прийти во власть, держал магазинчик. Особой религиозностью не выделялся. 

На посту главы сельсовета зарекомендовал себя эффективным руководителем. Местные жители отмечают, что за 15 лет его правления Шарахалсун преобразился, похорошел. Но, как выяснилось, за вполне приличным фасадом, шли очень тревожные процессы. Взгляды молодёжи становились всё более радикальными. Между поколениями возник серьёзный разлад. На религиозной почве.

Когда и где кучерлинский глава нахватался радикальных идей, точно никто не скажет. Кто-то предполагает, что это могло произойти во время его поездок в Саудовскую Аравию. А может быть, и позже, когда отправлял свою старшую дочь учиться в Турцию. Говорят, сейчас она там получает религиозное образование. Некоторые считают, что Орозбаев не выдержал испытания властью, начал использовать для удовлетворения своих амбиций экстремистскую идеологию, вошёл во вкус, потерял чувство меры и сильно переоценил свою неуязвимость – «заигрался в повелителя».

Сам экс-глава сельсовета свой радикализм сейчас отрицает. Но ситуация в Шарахалсуне свидетельствует об обратном. Идеологический ландшафт там значительно поменялся. Коснулось это в первую очередь молодёжи. Женщины надели хиджабы. Мужчины отрастили бороды, начали заправлять брюки в носки, перестали ходить на свадьбы и похороны, и стали очень вольно трактовать религиозные постулаты.

«Вся эта зараза пошла из интернета, – говорит имам-хатыб аула Шарахалсун Байрамали Туркменов. – Потом начали привозить брошюрки. Читаешь их – вроде ислам, но всё как-то иначе, поверхностно, упрощённо. Молодёжь стала поучать стариков, дескать, всё делаете неправильно, надо по-другому. Собирались всегда отдельно от тех, кто постарше. Орозбаев – с ними. О чём говорили, не знаю. Когда подходил, сразу замолкали или тему меняли. Но я им с самого начала говорил: «Ребята, вы играете с огнём! Это плохо закончится!».

Так и получилось.

Тайная жизнь

О том, что Мухарем Баевич отправляет своих молодых земляков в исламские учебные заведения за рубеж, ни для кого в ауле не было секретом. Рахман Багбеков был далеко не первым из «делегатов». Но именно он стал первым, кого арестовали по террористической статье по возвращении на родину.

В суде он рассказал, что поездку ему организовал Орозбаев. Подбил бросить учёбу в вузе и отправиться в один из исламских университетов Египета. Там Рахмана практически сразу взяли в оборот местные вербовщики, и вскоре он оказался в лагере боевиков в Сирии. После обучения вернулся в Россию, где прямо у трапа самолёта был арестован. Суд приговорил его к 15 годам лишения свободы.

Кстати
В правоохранительных органах утверждают, что ещё, как минимум, двое молодых людей, уехавших учиться с подачи Орозбаева, стали боевиками и присоединились к ИГИЛ. Возбудили уголовные дела, объявили в международный розыск. Сейчас их местонахождение установлено, готовятся документы на экстрадицию подозреваемых.
Сразу после приговора, весной прошлого года, «АиФ-СК» побывал у матери Багбекова. Для неё произошедшее, разумеется, стало большой трагедией. Она рассказала о переменах, которые происходили с Рахманом, и о том, кто, по её мнению, стоял за всем этим.

После задержания Рахмана в отношении Орозбаева возбудили уголовное дело.

«Нельзя сказать, что это было полной неожиданностью, – вздыхает глава Туркменского района Геннадий Ефимов. – Его двуличность впервые дала себя знать в 2010 году, когда в крае создавалось своё духовное управление мусульман. В предварительных беседах он высказывался за преобразование (ранее духовной жизнью ставропольских мусульман управляло ДУМ КЧР - Ред.). А на общем собрании присоединился к тем, кто был против этого. Когда позже его пригласили объясниться, стал извиняться, говорить, что его неправильно поняли. А несколько лет назад появились слухи о расколе между молодыми и пожилыми в Шарахалсуне. Раис-имам из соседнего аула Чур подтвердил, что в вотчине Орозбаева что-то не так и что глава к этому имеет отношение».

«Закопали – как и не было человека»

По данным правоохранителей, выехавших за рубеж на обучение с помощью Орозбаева – около 30 человек. Но многие, столкнувшись там с вербовщиками из ИГИЛ («Исламское государство» – террористическая организация, запрещённая в России), спешно собрали вещи и вернулись домой. В отличие от Рахмана.

Багбекова задержали в марте 2016 года. Через девять месяцев, в декабре, под стражу взяли главу Кучерлинского сельсовета. Сам он не отрицал того, что помогал своим землякам выехать за рубеж, но утверждал, что террористических целей не преследовал, экстремистских убеждений не разделяет.

Следствие шло тяжело. Найти тех, кто открыто рассказал бы в суде о том, что творилось в ауле все эти годы, оказалось сложно. Да и сейчас, уже после приговора Орозбаеву, желающих откровенно говорить о бывшем главе нет.

«Все боятся, – признался один из наших собеседников, попросивших не называть его имя. – Он много вреда принёс. Вся эта радикальная идеология нанесла серьёзный удар по нашим традициям. Молодёжь, которая начала разделять эти идеи, стала толпами ходить поучать взрослых, как и что делать. Угрожать женщинам, чтобы они не смели выходить на улицу без платка. Хоронить стали вообще по-своему. Умер человек, в этот же день закопали, и всё, никто его не поминает. Как и не было человека. Могли даже надгробья никакого не поставить. Утверждали, что всё, чему старшие учили, – чушь. Думаю, Орозбаев мечтал о халифате. Мы, взрослые, понимали, конечно, абсурдность происходящего, но за молодёжь, которую в силу маленького жизненного опыта, легко было сбить с пути, становилось по-настоящему страшно. Да что уж там говорить, и те, кто постарше, чувствовали себя очень неуютно, когда подходила толпа хмурых бородатых молодых людей и начинала предъявлять претензии. Кстати, Орозбаев идеологически окучивал не только самых юных. Ко мне тоже подходил, говорил, надо поехать, братья научат правильно читать Коран, говорил, что с мусульманами в России обходятся несправедливо, не дают строить мечети».

В Шарахалсуне мечеть есть. Строить её начали с подачи бывшего главы. А официально открыли уже после его задержания. Чему он учил своих последователей – большой вопрос. Имама в свои планы не посвящал.

«Я не знал ни о том, что он собирает закят (благотворительный взнос на нужды мусульманской общины, как правило 10% от дохода - Ред.), ни о том, как он его тратит, – говорит Байрамали Туркменов. – О том, что из этих средств он финансировал выезды за рубеж, проживание там и обучение, мне стало известно только в ходе судебных слушаний».

Те, кто знал больше, открыто выступать в суде не рискнули. Показания давали по видеоконференц-связи, голос был изменён, лицо закрыто. Информации хватило на восемь лет лишения свободы. Судья Северо-Кавказского окружного военного суда, где рассматривалось дело Орозбаева, признал его виновным в содействии террористам.

«В период с декабря 2013 года по январь 2015 года Орозбаев, используя авторитет занимаемой им должности, путём неоднократных уговоров и убеждений в ходе личных встреч предлагал Багбекову пройти обучение в целях осуществления террористической деятельности и участия в незаконном вооружённом формировании  международной террористической организации «Исламское государство» на территории Сирийской Арабской Республики, – сообщается на сайте суда. – Орозбаев организовал приобретение Багбекову авиабилета по маршруту Минеральные Воды – Хургада. В период с марта 2015 года по март 2016 года Орозбаев ежемесячно осуществлял безналичные денежные переводы Багбекову, около 10 тысяч рублей в месяц».

Адвокаты подсудимого оспорили приговор в Верховном суде.

Мода на бороды прошла?

В Кучерлинском сельсовете с марта прошлого года – новый глава, Беген Хиясов, бывший руководитель местного подразделения газовиков. Подчёркнуто не религиозен, в мечеть не ходит.

«Мне кажется, это скорее мода была – бороды отпускать, молиться по-другому. Может, конечно,  упущение представителей старшего поколения в том, что они сразу не остановили это. Когда начались противоречия, старики просто перестали ходить в мечеть, где собиралась молодёжь, – говорит он. – Но постепенно ситуация нормализуется. В мае 2017 года провели официальное открытие мечети. Сейчас там бывают и старики, и молодёжь. Некоторые молодые сбрили бороды. Да и те, что с бородами, теперь участвуют в праздниках, ходят на похороны».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Почему в Ставрополе до сих пор нет колоколов на Казанском храме?
  2. Сколько пенсионеров оформили пенсию через интернет на Ставрополье?
  3. Субсидию на оплату ЖКХ теперь можно оформить по упрощённой схеме?

Должны ли уроки национальных языков в республиках СКФО быть обязательными?