aif.ru counter

«Живу полноценной жизнью». Чемпионка по парабадминтону – о спорте и семье

О нелёгкой судьбе российской параспортсменки - в материале STAV.AIF.RU.

Встреча с Лилией Прокофьевой (слева) изменила жизнь Люси (справа).
Встреча с Лилией Прокофьевой (слева) изменила жизнь Люси (справа). © / Люся Игнатенко / Из личного архива

Когда распахивается дверь автомобиля и молодая красивая женщина перекидывает инвалидную коляску с пассажирского сиденья и ставит её на асфальт, те, кто поблизости, бросаются помогать. Но Люся Игнатенко в помощи не нуждается. Чемпионка России по парабадминтону давно научилась самостоятельно справляться со своими проблемами.

Досье
Люся Игнатенко. Родилась в Азербайджане в 1984 году. Во время распада СССР переехала в Михайловск. Чемпион России 2017 года в парной игре по парабадминтону. Воспитывает сына.

«Физкультуру прогуливала»

Светлана Болотникова, «АиФ-СК»: Люся, твоё имя прогремело на весь Ставропольский край в прошлом году, когда ты завоевала золотую медаль на кубке России по парабадминтону в паре с Ириной Кузьменко. Ты с детства занималась спортом?

Люся Игнатенко: Я не любила спорт в детстве, даже уроки физкультуры пропускала. Хотела быть врачом, но понимала, что семья не потянет подготовку к поступлению и обучение в медицинском университете. А поскольку любила шить, после школы пошла учиться в технологический колледж на модельера-конструктора. Но по профессии потом не работала. Устроилась в мебельный цех. Только дома иногда шила наряды себе и родным.

– Как получилось, что после аварии увлеклась парабадминтоном?

– Сразу после ДТП я была, как трава. Мне сделали одну операцию, потом другую. Установили металлический фиксатор в позвоночнике. Только спустя полгода я научилась сидеть. Повреждение – в грудном отделе, поэтому ниже пояса я ничего не чувствую.

В 2012 году, через два года после травмы, я попала в пятигорский санаторий и там познакомилась с Лилией Прокофьевой из Санкт-Петербурга – членом сборной России по бадминтону для людей с поражением опорно-двигательного аппарата. Мы попробовали поиграть, и мне понравилось.

Но в Ставрополе на тот момент не было секции бадминтона для колясочников. Когда через два года её открыли, меня нашли и пригласили, с тех пор я занимаюсь спортом. Почти четыре года я совмещала тренировки с работой на заводе. Но везде успевать было трудно. А год назад стало ещё сложнее: сын пошёл в школу. И в марте этого года я на время ушла в отпуск за свой счёт. Теперь больше тренируюсь, конкуренция в парабадминтоне растёт. В отличие от тех, кто в парабадминтон пришёл из спорта, для меня каждая победа – это в первую очередь победа над собой.

– Теперь это твоя работа, она приносит доход?

– Сами соревнования не приносят. Нам только оплачивают поездки. Но как спортсмены-инструкторы мы с Ириной получаем небольшую зарплату в краевом Центре адаптивной физической культуры и спорта.

– Обычно карьера у спортсменов заканчивается в молодом возрасте. А в параспорте?

– Здесь нет таких ограничений. Как-то я встретила на соревнованиях немца лет шестидесяти, который выигрывал у молодых.

– Может быть, у него коляска более манёвренная?

– Да нет, у российских спортсменов тоже хорошие коляски с дополнительными колёсами. Скорее, дело в опыте, в технике удара.

У меня тоже планы на долгие годы вперёд. Мечтаю попасть на Паралимпиаду-2020 в Токио. Если не получится туда поехать, буду готовиться к следующей, которая пройдёт в 2024 году.

– В большом спорте много скандалов вокруг допинга. В параспорте это тоже проблема?

– Да, нас строго контролируют. Прежде чем выпить лекарство, проверяем, не содержит ли оно вещества, которые входят в перечень запрещённых. Знаю, что один из препаратов, которым я обычно лечусь, когда простужаюсь, со следующего года тоже будет запрещён. Заболел – лежи, пей чай, ешь мёд.

По выходным – просто мама

– После аварии семейная жизнь оказалась разрушена?

– Да, но не из-за аварии. У нас всё к этому шло и раньше. Разводов ведь сейчас полно. Это не зависит от того, ходит человек или ездит на коляске.

Зато у меня есть сын. Муж настаивал, чтобы у мальчика было армянское имя. А поскольку это был год тигра, я назвала его Тигран. Оно очень подходит ему по характеру.

– Ты ведь родилась в Азербайджане, у тебя тоже есть кавказские корни?

– У меня мама – армянка, а папа – наполовину армянин, наполовину украинец.

– Как сын воспринимает твоё состояние?

– Ему было пять месяцев, когда я попала в аварию, поэтому для него в этом нет ничего необычного. Иногда спрашивает, когда я уже встану. А бывает, говорит: «Хорошо тебе, ты сидишь, не устаёшь. А я вот устал, у меня ножки болят».

– Немногие колясочники решаются заниматься спортом или даже просто появляться на людях.

– У меня после аварии не было таких сомнений. Я не задавалась вопросом, почему это случилось именно со мной. Просто решила, что раз не умерла, то что-то ещё должна сделать в этом мире. Было трудно, но я справлялась сама и поддерживала других людей в похожей ситуации. Объясняла, что нужно принимать себя такой, какая есть. Люди смотрят? Ну и что?! На других тоже смотрят! Хожу с друзьями в магазины, в кафе. У нас есть любимый караоке-бар, где мы поём, когда хочется душу отвести. Выбираем такие места, где есть пандусы. А если не знаем, заранее звоним и спрашиваем.

Я живу полноценной жизнью. Даже стала более лёгкой на подъём, чем раньше. Каждый день у меня тренировки и занятия в тренажёрном зале. А по выходным я просто мама. Конечно, иногда бывает тяжело заниматься. Зато мышцы натренированные, и я могу, например, сама пересесть из коляски в автомобиль.

Кроме того, спорт для меня это ещё и возможность общаться. У нас в крае очень дружная команда. Мы часто ездим на соревнования. Как-то летали на трунир в Ирландию и целый день гуляли по Дублину.

– Какое впечатление произвела эта страна?

– Там к колясочникам относятся совершенно спокойно, как к обычным людям. На тебя там никто не посмотрит и помощь не предложит. Только если попросишь. Жаль, что я толком не знаю английского языка. Надо бы выучить, потому что на международных соревнованиях хочется пообщаться с иностранными спортсменами. В социальных сетях  с помощью гугл-переводчика ещё можно как-то наладить контакт,  а вживую не получается.

– Ставрополь на фоне тех городов, где ты побывала, как выглядит?

– Это самый лучший город. Всем, кто приезжал на турнир кубка России в августе, понравился и Ставрополь, и гостиница, и отношение людей.

«Куда ты летишь?!»

– С транспортом у инвалидов проблем не возникает?

– Недавно ставропольский аэропорт поставил амбулифт для подъёма колясочников. Раньше, когда мы с Ириной летали на соревнования, нас поднимали по трапу на руках. Это довольно страшно: сидишь на стульчике и переживаешь, чтобы не уронили. Перед Кубком России мы сотрудников аэропорта предупредили, что им будет тяжело перетаскать на руках столько участников, и они поставили амбулифт.

– А твою машину специально под тебя переоборудовали?

– Да, в Михайловске есть мастер, который это делает. У меня стоит коробка-автомат и ручное управление, газ и тормоз включаются одним рычагом.

– Ты водила автомобиль до аварии?

– Права получила, но не ездила. А когда занялась спортом, стала больше перемещаться, много денег уходило на такси. И я решила купить машину. Второй год  за рулём, и чувствую, что это моё. Мне кажется, я ездить научилась быстрее, чем играть в бадминтон.

- Не страшно было садиться за руль?

- Первые пару месяцев меня просто трясло. Со временем я переборола свой страх. Но и сейчас, когда еду на большой скорости, та страшная авария встаёт перед глазами, сама себя осаживаю: «Куда ты летишь?!».

– Ты сильный человек.

– Приходится. Есть ребёнок. Есть мечта. Ещё бы своё дело открыть, но пока ещё не определилась, в какой сфере.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда на Ставрополье начнут брать налог с замозанятых граждан?
  2. Правда ли, что православный крестик, подобранный на улице, нельзя носить?
  3. Как накажут ставропольских школьниц, избивших ровесницу на камеру?